Назад к списку

Потребность во взаимном общении подростков и родителей

Принято считать, что потребность в общении с родителями в подростковом возрасте снижается, уступая место потребности в общении со сверстниками. Однако, как показывают некоторые данные, необходимо различать общение формальное, регламентированное, посвященное вопросам поведения, учебы и т. д. и неформальное, нерегламентированное общение с родителями. 


Если первое вызывает у старшеклассников острую неудовлетворенность, то потребность во втором не меньше, чем в общении со сверстниками, но удовлетворяется меньше чем наполовину (29,2%). При этом выявлено, что общением с матерью удовлетворены только 31,1% подростков, а общением с отцом — и того меньше — 9,1% (Кон И. С, 1989). Причиной такого психологического барьера, возникающего между подростком и родителями, И. С. Кон называет «неумение и нежелание выслушать, понять то, что происходит в сложном юношеском мире», неумение принять подростка как некоторую автономную реальность, уверенность в непогрешимости своего жизненного опыта. 

«Они меня не слушают!» — самая распространенная (и совершенно справедливая) жалоба юношей и девушек на родителей. По оценке старшеклассников, уровень понимания со стороны родителей, легкость общения и собственная откровенность с ними резко снижаются от 7-го к 9-му классу, и по всем этим параметрам родители значительно уступают друзьям -сверстникам опрошенных (Кон И. С, 1989. С. 114). 

Отношение к семье в ходе взросления меняется. В процессе социализации группа ровесников в значительной степени замещает родителей («обесценивание» родителей — по выражению X. Ремшмидта). Перенос центра социализации из семьи в группу ровесников приводит к ослаблению эмоциональных связей с родителями. Необходимо заметить, что замечания относительно «обесценивания» родителей в подростковом и юношеском возрасте являются очень распространенными и даже, можно сказать, стали общим местом. Например, для подросткового возраста описана специальная поведенческая особенность — «реакция эмансипации». Сделаны даже попытки объяснить ее с эволюционно-биологической точки зрения. Все это верно, как общее направление возрастного развития личности. Однако глобализация этих представлений, гиперболизация идеи о «замещении родителей» группой сверстников мало соответствует реальной психологической картине. 

Имеются данные, что хотя родители как центр ориентации и идентификации отступают в этом возрасте на второй план, это относится лишь к определенным областям жизни. Для большинства молодых людей родители, и особенно мать, остаются главными эмоционально близкими людьми. 

Так, в одном исследовании немецких психологов было показано, что в проблемных ситуациях наиболее эмоционально близким доверенным лицом для подростка прежде всего служит мать, а затем в зависимости от ситуации в разной последовательности — отец, подруга или друг. В другом исследовании, выполненном на отечественной выборке, старшеклассники ранжировали, с кем они предпочли бы проводить свое свободное время — с родителями, с. друзьями, в компании сверстником своего пола, в смешанной компании и т. д. Родители оказались у юношей на последнем (шестом) месте, у девушек — на четвертом месте. Однако отвечая на вопрос: «С кем бы ты стал советоваться в сложной житейской ситуации?» — и те, и другие поставили на первое место мать. На втором месте у мальчиков оказался отец, у девочек — друг, подруга. Иначе говоря, как заметил по поводу этих результатов И. С. Кон, с друзьями приятно развлекаться, но в трудную минуту лучше обратиться к маме. Последние данные, полученные на выборках современных подростков, юношей и девушек, подтверждают эту тенденцию. Как показано в одном таком исследовании (Реан А. А., Санникова М. Ю.), в системе отношений личности к социальному окружению, определялось в том числе и отношение к сверстникам, именно отношение к матери оказалось наиболее положительным. Было установлено, что снижение положительного отношения к матери, увеличение негативных дескрипторов (характеристик) при описании матери коррелирует с общим ростом негативизации всех социальных отношений личности. 

Можно полагать, что за этим фактом стоит фундаментальный феномен проявления тотального негативизма — т. е. негативизма ко всем социальным объектам, явлениям и нормам у тех личностей, для которых характерно негативное отношение к собственной матери. В целом, как установлено в исследовании, негативное отношение к матери является важным показателем общего неблагополучного развития личности. 

Общение с отцом и матерью в подростковом возрасте складывается по-разному. 

В разных странах в подавляющем большинстве подростки средних и старших классов предпочитают обращаться по всем вопросам, связанным с личностными, социальными, учебными и даже мировоззренческими проблемами, к матери, а не к отцу (Райе Ф., 2000). Старшеклассники, независимо от пола, более откровенны с матерью, нежели с отцом, чаще обращаются к ней за советом и более сочувственно относятся к ней. 

Отцы имеют преимущество в «информационной сфере», обсуждении политики, спорта. Психологические причины такого предпочтения у подростков — в жесткости и инструментальности мужского характера, затрудняющих взаимопонимание и компромиссы, а также в том, что отцы проводят с подростками значительно меньше времени. 

Наличие определенных культурных запретов приводит к тому, что темы полового созревания и интимные отношения занимают последние места в разговорах с родителями, т. е. важнейшая сфера интимных переживаний подростка из общения с родителями «изымается». Но если о том, что больше всего волнует, говорить невозможно, общение неизбежно принимает формальный, рутинный характер. Чем больше родители «нажимают» па поведение, успеваемость и прочие формально-ролевые аспекты, тем суше становятся отношения (Кон И. С, 1989). 

(По материалам: Психология подростка. Полное руководство. Под общей редакцией А.А. Реана. – Спб., 2008 г. – С. 209-210).

© 2017-2019 воспитание21век.рф.  Все права защищены
Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки воспитание21век.рф