Назад к списку

Интернет-риски подростков и молодежи: вредоносный контент, кибер-агрессия, экстремистские сообщества

Современные российские подростки проводят значительной часть своей повседневной жизни онлайн - 80% подростков проводят в сети около 3 часов в день, каждый седьмой проводит там более 8 часов.


В докладе ЮНИСЕФ «Дети в цифровом мире» (2017) выделяются группы рисков безопасности детей в Интернете, связанные с контентом, контактами, и поведенческие риски (возникающие в ситуациях, когда поведение ребенка усугубляется контентом или контактами, сопряженными с риском). 

Контентные риски связаны с использованием материалов, размещенных в сети интернет, содержащих противозаконную, неэтичную и вредоносную информацию. К такой информации можно отнести пропаганду насилия, нецензурную лексику, контент, разжигающий межрасовую ненависть и др. К коммуникационным рискам, возникающим в процессе общения в Сети относятся кибербуллинг и проявления кибер-агрессии. К потребительским рискам относится широкий спектр явлений от приобретения в интернете товара низкого качества до хищения персональной информации. Технические риски связаны с угрозой повреждения программного обеспечения или компьютера посредством вредоносных программ (Солдатова и др., 2013).


Интернет пространство может быть фактором риска широкого спектра различных видов асоциального поведения: киберагрессия, кибербуллинг, кибер-мошенничество, вовлеченность в деструктивные сообщества. Исследователь Н. Виллард классифицировала варианты цифровой агрессии следующим образом (https://www.sd35.bc.ca/wp-content/uploads/sites/2/2015/05/glossary_of_cyberbullying_terms.pdf):

1.Оскорбление (англ. Flaming). Достижение цели происходит с помощью оскорбительных комментариев, замечаний и высмеивания одного пользователя другими в публичном пространстве Интернета.

2.Домогательство (англ. Harassment). Буллинг от людей, находящихся к «жертве» в реальности достаточно близко, или от людей, которые с «жертвой» не знакомы в реальности совсем. Данный тип поведения предполагает постоянные агрессивные нападки, преследование определенной цели. 

3.Продолжительное домогательство и преследование (англ. Cyberstalking). Систематическое (сексуальное) преследование кого-либо, сопровождающееся угрозами и домогательствами. 

4.Распространение слухов (англ. Denigration). Жертва слухов намеренно выставляется в максимально неприглядном виде, для этого могут использоваться аудио-,фото- и видеоматериалы. Зачастую против жертвы используются распространенные форматы общения в Интернете: мемы, стикеры, имиджборды и др. 

5.Социальная изоляция (англ. Exclusion). Современные социальные группы активно используют мэссенджеры для внутригрупповго неформального или формального общения. Отказ и отлучение человека из сообщества, паблика, группового чата – одна из форм кибербуллинга, по мнению Нэнси Виллард. 

6.Троллинг (англ. Trolling). Использование раздражающих, провокационных сообщений и постов для вызова у собеседников сильных чувств: печали, стыда, гнева. Троллинг часто предвосхищает непосредственное оскорбление (flaming) собеседниками друг друга, или даже вступление в физический конфликт. 

7.Использование фиктивного имени (англ. Impersonation). При таком типе кибербуллинга «жертва» может быть выставлена в негативном свете, т.к. под ее аккаунтом «агрессор» может выставить нелициприятный пост, оставить нежелательный комментарий и т.д. Другим вариантом поведения может быть попытка агрессора узнать какие-то личные факты о «жертве» от самой «жертвы», представляясь третьим неизвестным и незаинтересованным лицом. При получении необходимой информации, агрессор использует ее против жертвы, тайно или явно. 

8.Публичное разглашение личной информации (англ. Outing and Trickery). Данное поведение может приводить к публичному осмеиванию человека, т.к. против него будет использоваться личная информация, род его деятельности, личные фото- и видеоматериалы с целью оскорбления, шантажа. 


Рассматривая поведение подростков и молодежи в цифровой среде C.Гиррертс (S.Geerraerts) описывает такой феномен, как «echo rooms», связанный с риском радикализации (Geeraerts, 2012). Суть данного феномена состоит в том, что в интернете существуют сообщества, догматически следующие какой-либо политической концепции. Подобные сообщества являются наиболее опасными для подростков, ввиду того, что подростковый возраст связан с экспериментированием с собственной идентичностью, а попадание в подобные сообщества может негативно сказаться на формировании данного процесса (Geeraerts, 2012). Наибольшую опасность в данном случае представляет коммуникация с представителями экстремистских и террористических группировок и риск формирования установки, допускающей применение насилия для достижения идеологических целей (Borum, 2014). 

Источники: 

1.Растим детей в эпоху Интернета (Лаборатория Касперского), 2016.- [Электронный ресурс]. – URL: https://www.kaspersky.ru/about/press-releases/2016_news-12-05-16. (дата обращения 03.09.2019). 

2.«Дети в цифровом мире» (ЮНИСЕФ) , 2017 .- [Электронный ресурс]. – URL:https://www.unicef.org/uzbekistan/media/706/file/%D0%94%D0%B5%D1%82%D0%B8%20%D0%B2%20%D1%86%D0%B8%D1%84%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BC%20%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5.pdf (дата обращения 03.09.2019). 

3.Солдатова Г. У. и др. Цифровая компетентность российских подростков и родителей: результаты всероссийского исследования //М.: Фонд Развития Интернет. – 2013. – С. 144. 

4.Glossary of Cyberbullying Terms - [Электронный ресурс]. – URL: https://www.sd35.bc.ca/wp-content/uploads/sites/2/2015/05/glossary_of_cyberbullying_terms.pdf (дата обращения 04.09.2019). 

5.Geeraerts S. B. Digital radicalization of youth //Social cosmos. – 2012. – Т. 3. – №. 1. – С. 25-32. 

6.Borum R. Psychological vulnerabilities and propensities for involvement in violent extremism //Behavioral sciences & the law. – 2014. – Т. 32. – №. 3. – С. 286-305. 

© 2017-2019 воспитание21век.рф.  Все права защищены

Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки воспитание21век.рф