Назад к списку

Проявление подростковой эмансипации в семье

Подростковый возраст — период эмансипации ребенка от родителей, достижение определенного уровня автономии, независимости от них. Этот процесс является сложным и многомерным и включает, как минимум, три аспекта: эмоциональный, поведенческий и нормативный (Кон И. С, 1989).Эмоциональная эмансипация. 


Эмоциональная эмансипация — перестройка всей системы эмоциональных отношений подростка, избавление от детской эмоциональной зависимости от родителей, появление значимых Эмоциональных отношений с другими людьми! 

В переходном возрасте эмоциональная зависимость от родителей начинает тяготить подростка. Созревает необходимость построения новой, собственной сложной системы эмоциональных отношений, основанных на взаимопонимании, привязанности и унижении и свободных от зависимости, такой системы, центром котором является сам подросток, а не его родители. Отношения с родителями продолжают занимать в этой системе значительное место, но в нее включаются теперь и эмоциональные отношения к другим людям — дружба, любовь. 

Половые различия. 

Стремление освободиться от эмоциональной зависимости от родителей у девочек выражено меньше, чем у мальчиков, иногда до такой степени, что это «представляется им вообще неважным». Девочки более согласны с родительскими требованиями и больше озабочены поддержанием эмоциональных отношений с семьей. Мальчики более решительно противостоят своей семье и часто используют группу сверстников как средство поддержки своих попыток достичь независимости (Кле М., 1991. С. 114). 

Степень драматичности перехода к эмоциональной автономии во многом зависит от поведения родителей. Если родители не понимают закономерного характера эмоциональной эмансипации, они часто чувствуют обиду, обвиняют детей в черствости и неблагодарности, могут поощрять излишнюю зависимость детей или сами обращаются за эмоциональной поддержкой к детям. В таком случае переходный возраст может надолго затянуться. В результате инфантильные молодые люди могут никогда не обрести социальной зрелости и часто предпочитают жить с родителями, даже после вступления в собственный брак. При здоровом процессе индивидуализации у подростка формируется представление о себе в системе относительно стабильных эмоциональных связей. 

Нормативная эмансипация. 

Нормативная эмансипация — формирование у молодых людей своей системы норм и ценностей, нередко отличающейся от тех, которых придерживаются его родители. Ценностная система личности начинает складываться в подростковом возрасте, так как к этому времени ребенок уже накапливает определенную сумму знаний, приобретает способность к логическим рассуждениям, абстрагированию, у него возникает потребность в осознании своей личности, своего места среди других людей. Семья является одним из мощнейших факторов формирования ценностной системы подростка, однако нельзя не учитывать влияния и других внесемейных факторов: нормы и ценности референтных групп, в которые включается подросток, стабильность (нестабильность) социально-экономической обстановки и др. 

По данным исследований, влияние родителей на ценностные ориентации детей сильнее в тех семьях, где существует эмоциональная поддержка и взаимное понимание, частое и интенсивное общение, где последовательно поддерживается семейная дисциплина в форме душевного общения и убеждений с помощью слов, а не насаждаемого извне контроля (Райс Ф., 2000. С. 404). При неблагополучных отношениях в семье влияние внесемейных факторов на формирование ценностных представлений подростка усиливается. 

Проблему различий ценностей разных поколений часто называют проблемой «отцов и детей», подчеркивая тем самым ее неизбежный и непреходящий характер, существование во все времена. Действительно, имеется, по крайней мере, несколько достаточно значимых различий между подростком и человеком среднего возраста (а в большинстве случаев родителям подростков около 40 лет). Так, если человек среднего возраста склонен к осторожности, опоре на жизненный опыт, то для подростков характерны авантюризм, дерзость, склонность к рискованным поступкам. Если для родителей характерны воспоминания о прошлом, склонность сравнивать сегодня и вчера, то подростки живут настоящим, прошлое для них не имеет значения. Люди среднего возраста исповедуют реалистическое, несколько скептическое отношение к жизни, а для подростков характерен идеализм и оптимизм. Родители консервативнее, согласны с существующим положением вещей, тогда как подростки склонны к критике существующего положения, стремятся все изменить и т. д. (Райе Ф., 2000). 

Эмпирические исследования терминальных ценностей (ценностей смысла жизни) позволяют утверждать, что в целом они у родителей и детей схожи, неантагонистичны. Сравнительный анализ ценностных предпочтений у родителей и детей (выполненный по методике М. Рокича) показал: для отцов важны «здоровье, семья, материальная обеспеченность, любовь, свобода, независимость», для матерей — «семья, здоровье, любовь, материальная обеспеченность, чувство долга, ответственность». Структуру ценностных предпочтений их детей-старшеклассников отличалась тем, что ценность — свобода, независимость — занимала одно из первых мест наравне с теми же ценностями здоровья, любви, семьи, дружбы (у девушек) и материальной обеспеченности (у юношей) (Ясюкова Л. А., 1996). 

Больше различий между родителями и подростками обнаруживается в инструментальных ценностных ориентациях, т. е. в понимании тех средств, которыми можно достичь терминальных ценностей. 

Несмотря на то что ценностные структуры старшеклассников имеют индивидуальные различия, например, могут быть ориентированы на ценности социальной успешности, ценности индивидуальной самореализации или ценности социального взаимодействия, большинство подростков называют в числе наиболее важных такие общечеловеческие ценности личного счастья, как «любовь, здоровье, счастливую семейную жизнь, материальную обеспеченность, жизненную мудрость» (Кириллова Н. А., 2000). Для студентов 18-19 лет наибольшее значение имеют такие жизненные ценности, как любовь, уверенность в себе, хорошие и верные друзья, здоровье, активная, эмоциональная жизнь, свобода, независимость в суждениях и поступках (Москвичева Н. Л., 2000). Таким образом, на протяжении подросткового и юношеского возраста иерархия ценностных предпочтений несколько меняется в соответствии со спецификой каждого возрастного этапа (Собкин В. С, 1997), но вместе, с тем они близки и являются общечеловеческими. 

Драматичность нормативной эмансипации усиливается во времена коренных, революционных изменений в обществе, когда ценностные ориентации родителей и детей могут приходить в острое противоречие, затрагивая мировоззренческие, духовные аспекты и создавая неопределенность и тревожность с обеих сторон. Социальные ценности, которыми жили «отцы», в новой ситуации в большинстве утрачивают практическое значение и в силу этого не наследуются «детьми», поскольку не пригодны им ни для настоящей, ни для будущей жизни (Лисовский В. Т., 1998). Кроме того, в тоталитарном обществе отношение родителей к ребенку во многом определяется тем, в какой мере ребенок выполняет социальные нормы (Каган В. Е„ 1992). 

Действительно, современные российские подростки оценивают взаимоотношения с родителями как тревожащую проблему значительно чаще, чем их сверстники в Германии (Наш проблемный подросток, 1999). 

Исследования показывают, что наблюдается и обратный процесс – восприятия новых ценностей, «научения» родителей от детей. Незаконченное предложение «Мой сын (дочь) учит меня…» матери чаще всего завершали ответами: «учит, как жить, современной жизни» (29%), «владеть собой, терпимости» (15%), «доброте, любви» (8%), давали разнообразные варианты: учит обращаться с техникой, моде, как вести себя с мужем и т.д. (21%) и менее трети или не ответили вообще, или считают, например, что «мал меня учить», ничему не учит (Гурко Т.А., 1996). 

Поведенческая эмансипация. 

Поведенческая эмансипация — стремление освободиться от контроля со стороны родителей, отстаивание права на принятие собственных решений без внешнего руководства. 

Стремление к поведенческой автономии у подростков резко возрастает, и они упорно добиваются независимости в принятии самостоятельных решений. В старших классах подросток уже сам решает достаточно широкий круг вопросов: распределяет свое время, выбирает друзей, способы досуга, стиль одежды и т. п. Вместе с тем степень поведенческой эмансипации от родителей у подростков может значительно отличаться и разных сферах: в более серьезных вопросах, например, выборе стратегии образования, они подчиняются родителям. Таким образом, стремление к поведенческой автономии имеет относительный характер. В действительности подростки не стремятся к полной свободе, потому что не знают, как ей воспользоваться. Подростки нуждаются и том, чтобы свобода давалась им постепенно, по мере того как они научаются ею пользоваться (Райе Ф., 2000). 

Психолого-педагогическое консультирование. 

Создается впечатление, что экстравагантные поступки подростков продиктованы необходимостью определить границы приемлемого и неприемлемого поведения, они как бы испытывают реакцию родителей. Если родители неопределенно высказывают свое отношение, устраняются от воспитания, дают ребенку полную свободу, то подросток начинает испытывать чувство тревоги и отторжения от семьи. Поэтому поведение подростка надо контролировать, необходимо установить в семье опрделенные поведенческие нормы и придерживаться их и, конечно же, следует четко и недвусмысленно выражать свое отношение к тем или иным поступкам своего ребенка. 

Поведенческая эмансипация подростка в наибольшей степени пугает и волнует родителей и часто становится причиной конфликтов в семье. Следующие сферы жизни подростков являются наиболее «конфликтогенными»: 

—социальная сфера жизни; выбор друзей и партнеров, проведение свободного времени, планирование будущего, инфантильное поведение; 

—внешний вид и манера поведения: вредные привычки — курение, наркотики, алкоголь, употребляемые выражения, лживость, сексуальная жизнь; 

—школа: успеваемость, посещаемость, общее отношение к учебе и учителям, поведение в школе; 

—поведение в семье: выполнение хозяйственных работ по дому, расходование денег, отношение к личным вещам, одежде, к семейной собственности — жилью, мебели, бытовым приборам, демонстративное поведение по отношению к родителям, ссоры с братьями и сестрами, взаимоотношения с престарелыми родственниками и т. п. 

Вот подборка типичных жалоб «отчаявшихся» родителей на поведение подростков, приведенная американскими семейными терапевтами Робертом и Джин Байярд (1991): 

—Поздно ложится спать. 

—Лжет: например, говорит, что идет в одно место, а сам идет куда-то еще, говорит, что сделал уроки, а сам не сделал их. 

—Пачкает на кухне. 

—Берет без спроса мою одежду. 

—Одевается, как бродяга (проститутка). 

—Злоупотребляет косметикой. 

—Гуляет допоздна или даже всю ночь. 

—Оставляет свой велосипед (коньки и т. д.) на улице безприсмотра. 

—Оставляет мои инструменты ржаветь на улице или жетеряет их. 

—Часами занимает телефон. 

—Постоянно угрюм и замкнут. 

—Водится с нежелательными приятелями. 

—Слишком много смотрит телевизор. 

—Валяется целыми днями, слушая музыку или просматривая телепрограммы. 

—Не делает уроков. 

—Не ходит в школу.

 —Приводит друзей домой, когда меня нет. 

—Не делает работу по дому. 

—Закатывает истерики или угрожает, когда ему перечат. 

—Не убирает в своей комнате. 

—Убегает из дома. 

—Дерется с братьями и сестрами. 

—Ругается. 

—Ничего не хочет делать вместе с семьей. 

—Все время хочет быть один. 

—Требует денег. 

—Курит. 

Как отмечают Р. Т. Байярд, Дж. Байярд (1991), проблема регуляции поведения подростков заключается в том, что родителям очень трудно делегировать ответственность за собственное поведение детям. Действия родителей продиктованы беспокойством за будущее своих детей, но парадокс заключается в том, что если их контроль успешен, ребенок может упустить возможность лучше освоить самостоятельный образ жизни. 

Статистические данные о конфликтах подростков с родителями в разных странах приблизительно одинаковы: несмотря на то что около 70% подростков отмечают наличие каких-либо проблем, являющихся предметом споров и взаимных жалоб, серьезные конфликты подростков с родителями встречаются приблизительно в 15-20% семей (Крайг Г., 2000), примерно 5-10% находятся в постоянных острых конфликтах, заявляют о непонимании со стороны родителей и глубоких расхождениях с ними по многим вопросам. В целом же более 60% подростков считают, что встречают понимание со стороны родителей и испытывают удовольствие от их общества (Кле М., 1991). С этим согласуются и данные, полученные по России: большинство подростков имеют эмоционально позитивное отношение к своей семье, уверенно себя чувствуют в семье и любят общаться с членами своей семьи (Ярцев Д. В., 1999). Конфликтуют с родителями постоянно — 3%, часто — 10%, иногда — 26%, редко — 38%, не имеют конфликтов 22% опрошенных (Психология человека..., 2001). 

Проблемы взаимоотношений с родителями начинают беспокоить подростков уже в 12 лет, но достигают наибольшей остроты в возрасте 13 и 14 лет (Наш проблемный подросток, 1999). 

(По материалам: Психология подростка. Полное руководство. Под общей редакцией А.А. Реана. – Спб., 2008 г. – С. 205-209). 

© 2017-2019 воспитание21век.рф.  Все права защищены

Использование любых материалов, размещённых на сайте, разрешается при условии ссылки воспитание21век.рф